Нити судьбы - Рассказ по вселенной Tera

Illadiel, 7th of March 2017 12:56

Скачать в форматах (.fb2, .docx)

Группа автора

Нити судьбы

Никто не знает, каковы его силы, пока их не использует.

 Я медленно приходила в себя. Мир вокруг покачивался. Откуда-то совсем рядом доносилось цоканье копыт и конское ржание. Меня куда-то везли? Как же кружилась голова… Даже малейшее движение причиняло ноющую боль, но я все же заставила себя открыть глаза. Прямо перед ними мерно проплывал лесной пейзаж. Высокие деревья, сквозь кроны которых пробивались лучи полуденного солнца, низко склонились над дорогой. Я лежала в обыкновенной деревянной повозке, насквозь пропахшей мокрой соломой. Позади на гнедом жеребце ехал неизвестный мне мужчина. Заметив, как он повернул голову в мою сторону, я тут же закрыла глаза, сделав вид, что все еще без сознания. От лежания на боку ужасно ныли ребра и затекли руки. Последние оказались крепко связаны за спиной…

 

 

Украдкой выглянув из-под опущенных ресниц, я попыталась подробнее рассмотреть незнакомца. На вид ему было не больше тридцати пяти, поджарый, с тонким орлиным носом и в широкополой шляпе. На лице мужчины выделялась короткая бородка, за которой он явно не любил ухаживать. Поверх красной рубахи, изрядно выцветшей на солнце, была надета перевязь, оканчивающаяся ножнами, лишенными всяческих украшений. Из моего положения разглядеть каким именно оружием пользовался всадник не представлялось возможным. Облик человека отчего-то казался мне знакомым, словно нам уже приходилось сталкиваться раньше. Стоило только подумать об этом, как на меня безудержным потоком нахлынули воспоминания…

 

***

 

Начинало смеркаться, а значит, стоило попытаться найти ночлег. Впрочем, с этим не должно было появиться проблем, учитывая, что вдали показались огни небольшой деревушки, примостившейся на дне ущелья. Покрытые лесами горы занимали практически весь горизонт, гордо нависая над людским поселением. Под коричневыми скалами, на которых одиноко торчали высокие сосны, уже скопились целые насыпи песка. Время не щадило никого, медленно, но верно источая каменных исполинов.

 

С одного из склонов с шумом, разносящимся на многие мили вокруг, низвергался водопад. Потоки, стекающие вниз по уже давно сформировавшемуся руслу, проходили сквозь деревню и следовали дальше, туда, куда лежал мой путь. Вдоль реки пролегала покрытая рытвинами дорога, сильно размытая водой после прошедших недавно обильных дождей. Как мне ни хотелось поскорее очутиться в тепле, я все же пустила свою кобылу помедленнее, чтобы она ненароком не повредила ноги. Какой же чистый воздух был в этом месте! Наполненный ароматом смолы и совершенно прозрачный. Мне, привыкшей последние годы жить в Велике, столице нашего государства, он казался настоящим чудом. Вдохнув полной грудью, я направила своего скакуна через деревянный мост, на досках которого давно облупилась краска.

 

В самой деревне едва насчитывалось полсотни домов, оно и понятно – жизнь тут не казалась раем. Находясь в удалении от каких бы то ни было торговых путей, местные в основном промышляли охотой и содержали подсобные хозяйства. Мне приходилось слышать, что раньше в окрестных горах добывали серебро, но после полувека разработки все залежи оказались исчерпаны, а новых месторождений так и не обнаружили. В наступивших сумерках я едва не пропустила местный постоялый дом, уж больно неказистым он показался на первый взгляд.Привязывая кобылу к изгороди, мне удалось-таки разобрать изображение на вывеске. Это был огромный кабан с длинными клыками, под которым красовалась надпись «Одинокий Секач». Название заведения показалось довольно многообещающим, поэтому я решительно открыла дверь и вошла внутрь. В лицо сразу же ударила волна теплого воздуха – даже весной в этих краях по ночам становилось холодно. В камине, расположенном в углу тускло освещенной залы, мирно потрескивали поленья. Около него на длинных скамьях устроилось трое мужчин, распивающих эль. Они уже порядком поднабрались, что следовало из их покрасневших лиц и громких разговоров. Не обращая на них внимания, я подняла воротник повыше и зашагала по направлению к стойке, за которой стоял одетый в серую рубаху и подпоясанный широким кожаным ремнем человек. Судя по лысине, довольно упитанному телу и стоящему рядом бочонку с алкоголем, он и являлся хозяином постоялого двора. Завидев нового посетителя, он приветливо улыбнулся, отвлекшись от своего занятия – вырезания из дерева фигурки, очень похожей на куклу.

 

— Добро пожаловать, милостивая госпожа. Меня зовут Генри Оклайд, я хозяин «Старого Секача». Чем могу быть вам полезен?— Здравствуйте, — ответила я, заметив то, как на меня покосились остальные посетители заведения, — мне нужен горячий ужин и комната на ночлег.— Конечно, конечно. Присаживайтесь за любой стол, вам скоро все принесут.— Могли бы вы еще присмотреть за моей лошадью? — Не извольте беспокоиться, — заверил меня мужчина и, приоткрыв дверь в дальнюю часть дома, громко выкрикнул, — Хелен! Хелен!— Иду! — донесся в ответ тонкий женский голос.— Принеси ужин, подготовь комнату для госпожи и скажи Уильяму, чтобы он позаботился об ее скакуне. — Хорошо, — произнесла жена трактирщика, миловидная женщина в голубом мешковатом платье, поверх которого был надет запачканный мукой фартук. Хозяйка скользнула по мне взглядом и, не найдя ничего примечательного, отправилась готовить.

 

Я нашла себе место у небольшого столика расположенного под лестницей, ведущей на второй этаж. Устроившись на скамье и прислонившись к стенке, мне наконец удалось немного расслабиться. После долгой дороги затекла спина, вынужденная держаться в одном и том же положении по многу часов. Наверное, минут пять я просто отдыхала, закрыв глаза и вслушиваясь в разговоры посетителей.

 

— Ты слышал последние новости?— Нет, а что случилось?— Говорят, что на юге какие-то исследователи раскопали настоящую гробницу.— Гробницу? И кто там похоронен?— Не знаю, но выглядит она внушительно, а еще ее охраняют восставшие из мертвых!— Тебе пора завязывать с выпивкой.— Ты мне что, не веришь?!— Конечно, как напридумываешь…

 

После такого рассказчик замолчал, видимо обидевшись на своих недоверчивых товарищей и, подойдя к стойке, заказал еще пинту спиртного. Спустя пару минут мне принесли ужин, и я, вежливо поблагодарив за это Генри, принялась за трапезу. От супа на бараньем бульоне исходил нежный аромат пряностей, манящих попробовать его на вкус. Помимо мяса, в блюде еще присутствовали какие-то корнеплоды и несколько клецок. Мне, вот уже несколько дней не пробовавшей нормальной стряпни, оно показалось невероятно вкусным. Опустошив миску и утолив первый голод, я принялась за гречку с тушеной курицей, от которой сильно пахло свежей кинзой, в изобилии растущей в этих краях.

 

Скрипнула дверь и в зал вошли четверо мужчин. По их внешнему виду можно было предположить, что они лесорубы. Плотные робы, небритые лица и покрытые грязью инструменты – все это говорило о правильности моего предположения. Незнакомцы прошли мимо меня, озираясь по сторонам. И только тогда я заметила нечто странное. Их походка. Люди, изо дня в день валящие деревья и сплавляющие их по реке, не держатся так бодро в конце рабочего дня. Интересно, что хозяин «Старого Секача» их не узнал. Он вежливо спросил, что им подать, словно они были не местные. Тогда кому могло прийти в голову отправиться в такую глухомань на лесоповал?

 

Взяв по кружке браги, они сели за стол, равноудаленный как от меня, так и от троицы уже изрядно подвыпивших субъектов. Один из лесорубов развернул какой-то свиток, а другой поднес к нему поближе почти догоревшую свечу. Все что мне удалось разглядеть издалека, это то, что на желтоватой бумаге было что-то изображено. Один из незнакомцев, который был выше и крупнее всех остальных внимательно осмотрел зал, цепко вглядываясь в лица. В какой-то момент наши взгляды встретились. На его красном лице, изборожденным морщинами, появилось очень странное выражение, совмещающее в себе и облегчение и беспокойство одновременно. Я поспешно опустила голову, сделав вид, будто все, что меня интересует – это содержимое тарелки.

 

— Ваша комната готова, госпожа, — послышался голос Генри, притягивающего мне ключ. — На втором этаже вторая дверь справа.— Благодарю, — я хотела попросить его подготовить к утру еще припасов, для того чтобы можно было продолжить путь, но заметив интерес со стороны остальных посетителей, решила промолчать.

 

Стоило закончить с ужином, как меня тут же потянуло в сон. Заплатив хозяину, я пошла в сторону лестницы, ловя на себе хищные взгляды собравшихся мужчин, впрочем, не переходящих к чему-то более решительному. Скорее всего, их отпугивала шпага, скрытая в темно-коричневых ножнах. Ее одолжил мне один из товарищей, посоветовав при этом вести себя как можно осторожнее в дороге. Пока что мне это удавалось…

 

Поднявшись по лестнице, я попала в тускло освещенный коридор, где кое-как добралась до нужной двери. Наощупь найдя замочную скважину и вставив в нее ключ, с трудом провернула его. Внутри на узком столике, расположенном рядом с окном стоял уже зажженный светильник. Закрыв за собой, я устало легла на кровать, свесив ноги на пол. Между стропилами на потолке торчала солома, а в воздухе чувствовалась сырость. «Ничего, бывало и хуже», — подумалось мне. За окном громко лаял пес, которому было все равно, что люди уже легли спать. Винить его за это не стоило – не каждому разумному существу удается отринуть свою природу, чего уж говорить о животных. Закатав штанину, я принялась расшнуровывать сапог. Какое же это было наслаждение, избавиться от обуви! Подойдя к тазу с водой, я зачерпнула ее ладонями и умылась, стирая многодневную пыль. Освежившись, сняла остальную одежду, и мне сразу стало легче. Подняв с пола скамейку, я подперла ею дверь, после чего со спокойной душой легла спать.

 

Сон навалился на меня, стоило только голове коснуться подушки. Все случившиеся в тот день ушло куда-то далеко, в прошлое. Признаться честно, меня уже начало настораживать отсутствие сновидений – последний раз они являлись мне еще в городе. Пожалуй это все из-за того что мне довольно трудно давалось это путешествие. Непривычный к подобному организм просто отключался, получив отдых. Однако на этот раз ко мне пришло довольно яркое видение. Я будто бы оказалась ночью в каком-то пустынном месте. В небе, закрытом облаками, кружились сотни черных птиц, издававших резкое карканье, похожее на воронье. С каждой секундой они спускались все ниже и ниже, ко мне, стоящей на коленях и неспособной убежать. В их черных перьях буквально тонул свет, лишая последней надежды. И когда птицы приблизились настолько, что касались моего тела своими крыльями, последний кусочек неба внезапно раскрылся, словно врата, и из него вылетел огромный орел, один вид которого испугал жаждущих моей плоти тварей. Громко хлопая крыльями, они разлетелись в разные стороны, спасая свои жизни. При одном взгляде на благородного хищника страх, охвативший мое сердце, начал отступать. Орел с шумом опустился передо мной, прямо на пожухлую от солнца траву. Раскрыв клюв, он звонко пророкотал, будто пытаясь что-то сказать мне, и повернул голову набок в ожидании ответа. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я решилась встать на ноги. Медленно, стараясь не делать резких движений, мне удалось подняться. Похоже, это было как раз то, чего ожидал мой спаситель – едва заметно кивнув, гигантская птица расправила крылья и с шумом поднялась вверх. Я уже собралась побежать за ней, как мир вокруг содрогнулся, и меня выбросило обратно в реальность.

 

На улице кто-то кричал. Женские вопли, слились с детским плачем и глухими ударами об дерево. Я вскочила на ноги и выглянула в окно. Дом, стоящий рядом, полыхал огнем, а около него беспорядочно метались люди. В ночи было трудно разглядеть, что именно там происходило, пока зарево не осветило происходящее. Женщина с ребенком на руках вжалась в стену, в то время как рядом с ней сверху падали обугленные куски тростника, которым была выложена крыша. Буквально в нескольких шагах от нее боролись двое мужчин. Один из них схватив другого за руки, пытался не дать ему опустить меч. Схватка длилась всего несколько мгновений – вооруженный человек ударил своего оппонента коленом в живот, отчего тот согнулся в приступе боли. Короткий взмах, и окровавленный сельчанин повалился на землю. Его женщина, наблюдавшая за происходящим и зовущая на помощь все это время, замолчала. Ее крик утонул в потоке ужаса от потери мужа. Обхватив младенца обеими руками, она бросилась наутек, туда, где виднелись очертания леса. Убийца собрался догнать ее, но, услышав чей-то приказ, повернулся и зашагал по направлению к «Старому Секачу».

 

Отскочив от проема, я бросилась собирать одежду. Меня всю лихорадило от одной только мысли, что в любую секунду вовнутрь может ворваться человек с мечом. У меня имелась шпага, но это не значило, что я способна была справиться с ним. Лицо убийцы все еще стояло перед глазами – им оказался один из тех мнимых лесорубов, давеча пришедших в таверну. Застегнув плащ и перебросив рюкзак за спину я подбежала к двери и, приоткрыв ее, выглянула в коридор.

 

— Где девчонка?! — прогремел чей-то голос. — Отвечай, если жизнь дорога!— О…она наверху, — пролепетала Хелен.— В какой комнате?— Вторая справа.— Хорошо, живи, — далее последовал глухой удар, словно от упавшего на пол тела.

 

Запаниковав, я захлопнула дверь и попыталась закрыть ее на ключ, тем самым заперев себя в ловушке. Осознав это, мне в голову пришел только один способ выбраться – через окно. Отворив ставни и стараясь не обращать внимания на стук за спиной, я высунулась наружу. К счастью, под ногами оказался деревянный сарай, который сумел выдержать мой вес. Осторожно ступая, я подошла к самому краю и спрыгнула вниз на землю, как раз рядом с забором, отделяющим «Старого Секача» от полыхающего дома.— Вот она! — выкрикнули из моего окна, — Стой!

 

Но как раз этого я и не собиралась делать. На улице мне показалось, что вокруг разверзся настоящий ад: горело еще несколько строений, повсюду бегали вооруженные люди, тащащие за собой скот и все ценности, что сумели найти. Воздух наполнился стонами раненных и напуганных жителей, подвергшихся нападению. У меня было несколько вариантов: попытаться добраться до конюшни, чтобы убегать уже верхом, или сразу броситься в лес. Решив не рисковать, я кинулась в ту же сторону, куда убежала женщина с ребенком. Продираясь сквозь кусты, мне удалось буквально за пару минут добраться до реки. Решение пересечь ее далось мне нелегко — перспектива оказаться посреди ночного леса в мокрой одежде казалась довольно паршивой, с другой стороны, таким образом можно было скрыть следы от преследователей, чьи крики раздавались неподалеку. Глубоко вдохнув, я сделала первый шаг в реку. Холод тут же взялся за дело, погружая в меня свои когти. Когда вода достигла бедер, тело само остановилось, не желая бросаться в такую авантюру. Лишь усилием воли я заставила себя идти дальше. К моему удивлению, выяснилось, что в этом самом месте оказался брод. Береговая линия была ярко освещена лунным светом, пробивающимся сквозь кроны деревьев. Осталось еще немного, и напавшим на деревню людям меня не догнать. Я с огромным трудом выбралась из реки, едва передвигая ноги, причем мне очень повезло, что их не свело судорогой. Человек пять с факелами в руках выбежало со стороны деревни совсем рядом с излучиной, примерно в пяти десятках шагов позади.

 

— Она на том берегу! — донесся крик одного из преследователей.Проклятье! Я не успела вовремя скрыться в чаще.— Ниже по течению брод! — послышался приказ. — Все туда!

 

Я бежала не разбирая дороги, сконцентрировавшись только на том, чтобы не упасть. Из-за паники мне и не приходило в голову, насколько может быть опасно углубляться в лес. Где-то вдалеке мелькали отблески пламени, заставляющие бежать еще быстрее. Случайная ветка, словно плетью, хлестнула по лицу, от чего я кубарем покатилась по земле, поросшей папоротниками. От удара сбилось дыхание, отчего в глазах потемнело, и в боку сильно закололо. Я лежала, свернувшись на траве, не в силах надышаться. Сердце колотилось так, словно готовилось выпрыгнуть наружу. На секунду мне показалось, что это конец, но спустя какое-то время организм начал приходить в норму. Лоб покрылся испариной, а легкие снова стали наполняться воздухом. Я понимала, что нужно вставать и бежать, но тело не слушалось меня – ноги были словно ватные.

 

Тут совсем рядом раздалось рычание. Испуганно обернувшись, я увидела в десятке ярдов от себя волка. Массивный серый хищник стоял около упавшего дерева, немного опустившись на передние лапы. На его морде, почти полностью скрытой в темноте, ярко блестели желтые глаза. Схватившись за шпагу, я рывком вытащила ее из ножен и стала отползать подальше от зверя, который в свою очередь, увидев, что жертва пытается скрыться, начал медленно двигаться в мою сторону. Пасть существа раскрылась, обнажив длинные острые клыки. Рычание усилилось, перейдя в настоящий рев, и животное бросилось на меня. Выставив перед собой клинок, я понадеялась, что это остановит его, но все оказалось тщетно. Масса волка оказалась настолько велика, что он, проскользнув под лезвием, буквально вдавил меня в почву. Еще немного и его клыки вонзились бы в мою плоть. Но в этот самый момент что-то яркое промелькнуло над головой.

 

— Прочь! — выкрикнул кто-то. Тяжелый удар, и волк, взвыв от боли, спрыгнул с меня и бросился бежать. Воздух наполнился запахом паленой шерсти.— Взять ее!

 

Не успела я даже дернуться, как к носу поднесли какую-то тряпку, вдохнув через нее, меня сразу стало клонить в сон. Последнее, что отпечаталось в памяти – это лицо человека, отдающего приказы…

 

***

 

Именно этот самый человек сейчас ехал рядом с повозкой и внимательно смотрел по сторонам. Решив не показывать, что ко мне вернулось сознание, я перевернулась на живот и отвернулась от всадника. На другой стороне все оказалось точно так же: лес, небо и кое-где проглядывающее сквозь кроны солнце. Первые приступы паники прошли, и ко мне вернулась способность трезво мыслить. Нужно было срочно придумать как выпутаться из положения, в котором я оказалась. Любая попытка к бегству точно ни к чему бы не привела, а значит, стоило подождать удобного случая и попытаться собрать информацию.

 

— Наши вернулись! — послышался чей-то радостный крик. И буквально спустя полминуты, повозка пересекла ворота, установленные посреди высокого, в полтора человеческих роста, частокола. На наблюдательной вышке стоял вооруженный луком воин, с повязкой на глазу. Похоже, мы въехали в лагерь людей, ответственных за нападение на деревню. — Гросс, займись скотом, — распорядился всадник, — часть освежуйте и начните готовить. Бойцы заслужили достойный ужин.— Все сделаю, атаман, — ответил человек и бросился исполнять поручение.— Джим, сложи все награбленное в кучу и приготовь к дележу, и смотри мне, чтобы не получилось как в тот раз. Всех заставлю вывернуть карманы, ясно?!— Да, проблем не будет, — по-простому сказал третий. Похоже, я оказалась в плену у бандитов…— Вот и отлично. Хигз, присмотри за нашей гостьей. И будь с ней помягче, а не то проблем не оберемся.— Сделаю, — произнес кто-то, после чего повозка качнулась, и меня потащили наружу.

 

Перекинутая через плечо, я старалась не выдать себя и, как могла, не задерживала дыхание. Путь в не самом удобном положении, к счастью, оказался не таким уж и длинным. Меня прислонили спиной к какому-то столбу и крепко связали. Опустив голову, я украдкой взглянула на Хейза. Им оказался тот самый громила, что сидя в таверне, смотрел на меня во время ужина и убивший защищавшего свою семью мужчину. Закончив дело, побритый налысо бандит поднялся и, погладив бесчувственную, по его мнению, пленницу по волосам, ушел.Как только звук от его шагов стих, я осмелилась посмотреть по сторонам. Меня держали под импровизированным навесом, большая часть которого покоилась на стволах двух высоких деревьев. Привязанная к одному из них, я никак не смогла бы сбежать, а даже если бы это удалось, дальнейший путь получился бы еще сложнее. Лагерь разбойников оказался обнесен частоколом по всему периметру. Перебраться через него можно было только поднявшись на одну из пяти сторожевых вышек, на которых несли дежурство воины. Похоже, что шайка давно закрепилась в этом месте.

 

Постепенно начало темнеть, разгорелись костры, и в воздухе запахло жареным мясом. В животе призывно заурчало, а во рту пересохло. Бандиты умело жарили целые туши на вертелах, а в угольях запекали овощи. Послышался стук – это выбили пробки из бочек с элем. Похоже, местные абсолютно не опасались возмездия, коли собирались начать пить почти сразу же после очередного разбоя. Кто-то уже начал горланить песни, при этом жутко коверкая слова, но это только добавляло огня в начинающий разгораться костер веселья.

 

— Братья! — воззвал к присутствующим главарь, взобравшийся на пень, — мы все прошлой ночью хорошо поработали, так что заслужили достойный отдых! Ну и, конечно же, свою долю!— Ура! – закричало полсотни глоток. — За Безжалостного Гисби!— Подходите! – воскликнул атаман и кинулся к сложенным прямо на траве ценностям, насильно отобранным у деревенских жителей.

 

Выстроившись в очередь, каждый из бандитов получал причитающуюся ему часть от добычи. К моему удивлению, обошлось без эксцессов — видимо главарь держал своих подчиненных в ежовых рукавицах. Еще одной важной особенностью оказалось то, что награбленного было довольно-таки много для одной богами забытой деревушки. Скорее всего, она оказалась одной из нескольких целей для налета. Получив сполна, бандиты отправлялись к кострам и принимались набивать брюхо. Поначалу я наблюдала за ними, но потом из-за невыносимого голода была вынуждена перестать. Понуро опустившая голову пленница действительно производила впечатление находящейся в бессознательном состоянии.

 

— Атаман, куда мы дальше отправимся? — спросил один из бандитов у Гисби, сидящего около костра неподалеку от меня.— Пока никуда. Стоит залечь на дно и не высовываться какое-то время, а не то Федерация отправит против нас войска.

 

Валькионская Федерация – государство, объединившее множество народов под одним знаменем и ставшее последним оплотом цивилизации в этом мире. За все время своего существования оно не раз сталкивалось с угрозами со стороны не только внешних, но и внутренних врагов. Межэтнические конфликты, борьба дворянства и буржуазии, разбой, процветавший в удаленных провинциях – все это были проблемы, с которыми Федерации приходилось иметь дело каждый день. Все последние годы не прекращалась война против чудовищных захватчиков – аргонов. Поэтому, в то время как наши войска сражались на границе, внутри государства начали появляться такие вот банды. Стоило показаться неподалеку армейскому подразделению, как они тут же забивались в самые глухие норы и не показывались. Поиски разбойников оказывались довольно-таки затратным и малоэффективным занятием. Единственное, на что могли надеяться страдающие жители городов и сел, это на скорейшее окончание войны и возвращение солдат обратно в родные края.

 

— Мы добыли достаточно провизии и скота, чтобы без проблем прожить тут еще месяц, два, — продолжил вожак. — После прошедших вылазок ребята скопили много золота, так что я боюсь, они захотят уйти, — высказался один из старших бандитов.— Никого не отпускать без моего ведома. А то еще сболтнут по пьяни в каком-нибудь кабаке о местоположении нашего лагеря.— Это будет непросто, — покачал головой мужчина с красным кушаком на поясе, — объяснить им, что награбленное золото нельзя потратить.— Ничего, после того как одного из них подстрелят при попытке уйти из банды, у остальных сразу пропадет желание попытать удачу.

 

Пиршество продолжалось, и в стельку пьяные люди начинали буйствовать. Кому-то не понравилось, как на него посмотрел сосед, и тут же решил двинуть тому в рожу. Завязалась потасовка, которая, впрочем, быстро стихла, стоило кому-то прикатить еще один бочонок с брагой. На него позарились даже охранники на вышках, чем вызвали неудовлетворение атамана, который немного пожурив их, в итоге увлекся байками одного из разбойников. Похоже, что никто здесь не боялся внезапного нападения.

 

— Атаман, а можно я развлекусь с этой девкой? — спросил Хигз.— Не вздумай! — рявкнул на него вожак. — Если с нее хоть волос упадет, Хозяин с нас шкуру спустит!— Ладно, ладно.

 

Хозяин? Что еще за Хозяин? Неужели за этими бандитами стоит еще кто-то? И зачем ему понадобилась я? Так много вопросов сразу возникло в голове…

 

— Его приказы становятся с каждым днем все более странными.— А меня это не волнует, Гросс, — ответил атаман бандиту с красным кушаком, — по крайней мере, до тех пор, пока он соблюдает условия нашего договора.— Так-то оно так, но мне все равно интересно, зачем она ему понадобилась?— Без понятия. Возможно, потому что она дворянка.

 

Откуда они это узнали? Я ведь путешествовала инкогнито, и о моем отбытии из столицы знало всего несколько человек, и каждому из них можно было доверять. Все это очень меня пугало.

 

— Мне сказали, что ее зовут Фиделия де Конти, — сказал атаман, уже изрядно подвыпивший. — Первый раз слышу о таком роде, если честно.— А мне все равно, ненавижу этих благородных ублюдков! Тьфу! — отозвался Хигз, лицо которого исказила уродливая гримаса.— С чего бы это?— Мой отец почти сорок лет пахал на полях одного из местных баронов. И что он получил за свой труд? Ничего! Мы едва концы с концами сводили, а эта тварь только и делала, что тянула последние жилы! Брат однажды воспротивился воле господина и за это его запороли плетями до смерти!— Придержи свою ненависть при себе, — охладил распалившегося бандита вожак, — У тебя еще будет случай потратить ее на кого нужно.Хигз, было вскочивший на ноги, сел обратно, но все так же продолжал поглядывать в мою сторону. Тем временем лагерь разделился на две части: одна половина уже спала без задних ног, а вторая продолжала возлияние. Снова кто-то что-то не поделил, и началась потасовка. Изрядно подвыпивший главарь, пошатываясь, отправился разнимать дерущихся. Я, порядком уставшая от притворства, глубоко вздохнула, пытаясь унять боль в затекших конечностях. Рядом раздался шорох, после чего чья-то рука легла мне на плечо. Хигз влепил мне пощечину, от которой из горла сам по себе вырвался стон.— Пора просыпаться, — ехидно проговорил мужчина, схватив меня за волосы. Я гневно посмотрела на него, но ничего не сказала, лихорадочно придумывая способ как выпутаться из лап бандита, — Молчишь? Ничего, скоро рта закрывать не будешь.

 

Нагло ухмыльнувшись, Хигз одним движением разорвал на мне рубашку. Я инстинктивно дернулась, чтобы прикрыть наготу, но связанные за спиной руки не были на это способны. Грубые пальцы заскользили по обнаженному телу. Я плюнула в лицо насильнику, и в ответ получила еще один удар по щеке. Из глаз брызнули слезы, но подонок даже не обратил на них внимание. В тот момент как он потянулся к моим штанам, окружающий мир озарила яркая вспышка. В ночном небе словно загорелась новая луна, заставляющая неотрывно смотреть на это чудо. Спустя несколько секунд, пламенеющая сфера с грохотом врезалась в землю в самой середине лагеря. Во все стороны разошлась мощная ударная волна, в одночасье уничтожившая почти половину бандитов и разрушившая их хижины до основания. Раздались крики раненных людей, тут же потонувших в шуме от еще одного взрыва, выбившего центральные ворота.

 

— Что происходит?! – воскликнул мгновенно протрезвевший Гросс, за минуту до этого спокойно спящий около костра.— Не знаю! – ответил ему Хигз и, отпрянув от меня, бросился наутек.

 

Далеко убежать у него не получилось: еще один огненный шар, поменьше размером опустился совсем рядом, испепелив разбойника и повалив деревья, на которых держался навес. Сверху мне на голову посыпались ветки, а ствол, вырванный с корнем, начал заваливаться набок. Увлекаемая вслед за ним, я мечтала только о том, чтобы падающий клен, не придавил меня. Глухой удар, и все неожиданно закончилось. В голове шумело, а кожа горела от многочисленных ссадин, но, похоже, я все еще оставалась в живых. Где-то рядом продолжали звучать взрывы. Открыв глаза, я попыталась вылезти из-под завала, что, в конце концов, мне удалось. Еще пара минут ушла на то, чтобы снять веревку со столба и подняться. Половину территории лагеря заволокло дымом, горели постройки, а воздух был наполнен стонами пострадавших. Мимо обгоревшего трупа главаря промчался целый табун скота спасающегося от огня. Бандиты, которым повезло выжить в катастрофе, бежали прочь.

 

Я побрела к лежащему неподалеку мертвецу. Это был черноволосый мужчина, одетый в грязную истрепанную рубаху и темно-синие штаны. На его теле не наблюдалось никаких ранений, но земля вокруг оказалась залита кровью. Опустившись рядом с ним на колени, я повернулась боком и попыталась вытащить торчащий из-за его пояса кинжал. Внезапно мертвец дернулся и схватил меня за руку! Сердце едва не выпрыгнуло из груди! Отскочив в сторону и прокатившись по опаленной траве, я бросила взгляд на разбойника. Его глаза были широко открыты и с мольбой смотрели на меня, в то время как из приоткрытого рта доносился едва слышный стон. Несчастный протянул ко мне руку, но тут же опустил ее. Последний вздох, и глаза человека закрылись. В душе проснулось чувство сожаления, которое мгновенно развеялось из-за еще одного взрыва. На этот раз взлетела на воздух вышка, страж которой пытался стрелять из лука в невидимую мне цель. Я подползла на коленях к трупу, с твердым намерением закончить начатое и, вытащив клинок, принялась разрезать путы. Это оказалось весьма непросто, не столько из-за того, что лезвие было совершенно тупым, сколько из-за неудобного хвата. Покончив наконец с этим занятием, я решила попытаться выбраться из объятого огнем лагеря. Но стоило мне приметить прореху в ограждении, как откуда-то сверху с шумом упал незнакомый мне предмет. Горящий синим светом металлический круг торчал из-под обломков какого-то сооружения и испускал во все стороны снопы искр. Словно по наитию я схватила мертвеца за рубаху и отгородилась от странного устройства. От выпущенного им хлопка заложило уши, а от последовавшей за ним огненной волны меня вместе с импровизированным щитом отбросило в сторону.

 

Кажется, нос был разбит в кровь, а грудь саднило от удара об землю. При попытке встать меня постигла неудача. Все мышцы на теле ныли от боли, но я заставила себя забыть о ней и поползла к стоящему рядом кустарнику в попытке найти в нем укрытие. Только оказавшись в относительной безопасности мне стало немного полегче. Выглянув из-за густой листвы, я увидела как из-за плотного дыма показался чей-то силуэт. Осторожно переступая через препятствия, на обгоревший участок вышла необыкновенная девушка. Довольно высокая, пожалуй, чуть ниже меня, одетая в черные с серебром доспехи. Литой нагрудник плавно переходил в короткую юбку, состоящую из множества плотно подогнанных друг к другу металлических пластинок. Под ней виднелись темно-серые брюки, а чуть ниже коленей начинались высокие сапоги. В лунном свете ее лицо казалось одновременно прекрасным и пугающим. Тонкие черты лица были искажены хищной улыбкой, а ярко блестящие из-под теней глаза еще больше придавали ей вид вышедшей на охоту хищницы. Незнакомка носила короткие черные волосы, из которых вздымались длинные красноватые рога, означающие, что она была одной из кастаников – расы полубогов, загадочных и могучих существ, прославившихся на весь мир своим неукротимым нравом и ослепительной красотой. Хотя мне и раньше приходилось видеть представителей ее народа, еще никогда я не встречала у них столь диковинного оружия. Руки воительницы, одетые в сверкающие серебряные перчатки сжимали нечто отдаленно напоминающее аркебузу. Огромный ствол орудия исходил из массивного корпуса, снабженного множеством механизмов неизвестного назначения. Но больше всего меня поразил факт того, что эта с виду хрупкая девушка вообще смогла поднять такую громоздкую вещь. Я, конечно, слышала о том, что сила кастаников превосходит людскую, но чтобы настолько...

 

Внезапно из ближайшей к девушке постройки выпрыгнул один из выживших бандитов и, размахивая саблей, бросился в атаку. В ответ незнакомка вскинула перед собой орудие, удерживая его левой рукой за ручку на верхней накладке и направляя правой. Раздался выстрел, и из дула с невероятной скоростью вылетел снаряд, мгновение спустя разорвавшийся у ног врага. Сила удара оказалась настолько велика, что разбойника, словно пушинку, отбросило на десяток шагов назад. Досмотрев как он падает, девушка опустила оружие и направилась в сторону изрядно обгоревшего шатра, по-видимому, принадлежавшего атаману. Здравый смысл подсказывал мне, что стоит продолжать сидеть тихо и не показываться ей на глаза. Прошла пара минут, и воительница вышла наружу, таща за собой окованный металлом сундук. От удара прикладом замок слетел за землю, открывая доступ к содержимому. Видимо решив, что миниатюрная пушка слишком отягощает ей жизнь, девушка что-то прошептала, и воздух рядом с ней задрожал от напряжения. А затем, прямо из ниоткуда полился приглушенный жемчужный свет. Спустя всего несколько секунд, в пространстве образовалась дыра, сквозь которую проходило это сияние. Отточенным движением, закинув в отверстие свое чудо-оружие, кастаник снова прошептала какие-то слова и проход захлопнулся. Избавившись от ноши, она наклонилась к сундуку, откинула крышку и одобрительно улыбнувшись, начала вытаскивать из него награбленные сокровища и складывать к себе в рюкзак. Сказать, что я была удивлена, значит, ничего не сказать. Похоже, эта девушка грабила бандитов…

 

Она выбирала только самые ценные вещи: драгоценные камни, какие-то украшения, а монеты и крупные предметы выбрасывала назад. Набив сумку до краев, кастаник встала и зашага к выходу из лагеря. Как только она скрылась за воротами, из укрытий один за другим начали выползать выжившие разбойники. Нужно было что-то предпринять! Понимая, что нельзя задерживаться, я вскочила и бросилась следом за таинственной воительницей. Оказавшись за пределами лагеря, мне не сразу удалось решить куда дальше направиться. С одной стороны, стоило избегать оставшихся сзади бандитов и разгромившей их девушки-кастаник, но тогда снова пришлось бы углубляться в лес, а если учесть что я понятия не имела, где сейчас находилась, это могло оказаться смертельной ошибкой. С другой стороны, не возвращаться же мне обратно. Поэтому я выбрала третий путь, и крадучись последовала за незнакомкой, быстрым шагом удаляющейся на запад, по едва заметной тропке. Она точно знала куда направляется, а значит, вполне могла вывести меня к какому-нибудь поселению. Прячась за деревьями, я старалась держаться от кастаник на почтительном расстоянии, чтобы она, не приведи боги, не достала обратно свою ужасную пушку. Перевязав полы разорванной рубашки, мне удалось хоть как-то прикрыть наготу, и перестать мерзнуть. После всех испытаний выпавших этим днем я чувствовала себя очень уставшей и голодной. Наверное, поэтому моя нога и наступила на ту злосчастную ветку, хруст которой разнесся по всему лесу.

 

— Похоже, вы не поняли намека! — вскричала воительница, и в мгновение ока, раскрыв проход в пространстве, вытащила из него оружие. «Проклятье!» — подумала я и бросилась ничком на землю. Раздался выстрел и земля содрогнулась от могучего удара. Удивительно, но меня не задело огнем, лишь окатив зеленой крошкой от уничтоженного им подлеска. В воздухе запахло сиренью, от аромата которой голова стала кружиться еще сильнее, отчего я поздно расслышала шаги.— Глупость должна наказываться, — произнес голос где-то совсем рядом. Повернувшись, я увидела стоящую в нескольких шагах от меня девушку-кастаник, державшую дымящуюся пушку. У меня не оставалось времени на

Игровой портал Skillplay

Наша команда занимается освоением и исследованием компьютерных игр. Будем рады вашим откликам и пожеланиям!

Контакты

Связаться с нами можно с помощью кнопки сообщения в нашей группе vk.com/skillplay
Яндекс.Метрика